Часики тикают: обзор комикса «Часы судного дня»

        «Часы судного дня» Джеффа Джонса и Гэри Фрэнка – идеальный повод включить стариковское брюзжание. Мол, у сегодняшней молодёжи нет уважения к классике, авторитеты отсутствуют, а признанные святыни давно превратились в глиняные горшки. После чего можно блаженно закрыть глаза и предаться приятным воспоминаниям о тех временах, когда деревья были большими, комиксы изобиловали текстом, а Боб Дилан ещё не получил Нобелевку по литературе.

        Вспомнить те дни, когда «Хранители» Алана Мура стали идеальным образцом деконструкции супергеройского жанра книжек с картинками. Тогда они были идеальным замкнутым мирком, который существовал в вакууме без малейших попыток вписаться в общую вселенную DC. Точка в дневнике Роршаха была поставлена, мир условно спасён, последняя страница перевёрнута. Казалось бы, Мур раз и навсегда закрыл дверь за Хранителями. Однако Доктор Манхэттен – идеальный инструмент для латания очередных прорех в общей мифологии. От него так просто не отказаться. И Джефф Джонс, порывшись в карманах, нашёл заветную отмычку к одинокому замкнутому миру.

        Но проковырять дырку в пространстве-времени вовсе не означает органично вписать одну вселенную в другую. Значок Комедианта, обнаруженный Бэтменом в своей пещере, как, впрочем, и фатальная встреча Зумом некоего бога на просторах спидфорса, изрядно подогрели воображение читателей, заставив генерировать десятки гипотез о причинах приключившегося «перерождения». Новая инициатива, как это обычно бывает, обещала закрыть накопившиеся вопросы и навести порядок в хронологиях и героях, которых каждый автор пытался подстроить под нужды своих историй.

        И в том, что в итоге всё будет завязано на «Хранителях», мало кто сомневался. Главный вопрос был в причине и следствии. Божественные силы Доктора Манхэттена позволяли предположить, что именно он создал всю остальную вселенную DC не то от скуки, не то ради эксперимента. Да, гипотеза была чудовищной по своей сути (шутка ли, все эти подвиги были всего лишь частью игры), но она могла бы многое объяснить. Вот только Джонс решил пойти своим путём, и потому официальное (и, кажется, не совсем нужное) продолжение «Хранителей» расставило точки над не совсем теми «i» о которых говорили читатели.


        «Часы судного дня» начинают свой ход с пяти минут до очередного Апокалипсиса. «Гениальный» план Адриана Вейдта не прошёл проверку временем. Что ещё хуже: всплывшие подробности грандиозной аферы послужили катализатором в новом стремительном конфликте, который должен стереть человечество с лица Земли. В такую минуту только Доктор Манхэттен смог бы прекратить самоубийственное безумие. Но, во-первых, он давно покинул эту вселенную, а во-вторых, не факт, что захотел бы помогать какой бы то ни было стороне конфликта. Однако Озимандия не просто так носит титул умнейшего человека планеты.

        У него, конечно же, есть план, как всё исправить. А потому, заручившись поддержкой нового Роршаха и прихватив в качестве аргумента парочку местных преступников, он отправляется на поиски голубокожего божества в мир Супермена и Бэтмена.

        Стоит отдать должное таланту Джонса и Фрэнка, им удалось воссоздать атмосферу обречённости оригинала. Вселенная «Хранителей» рушится у нас на глазах, и мы искренне верим, что печальный финал неизбежен. Идея Вейдта о возможности общего объединения стран перед лицом глобальной опасности выглядела сомнительной с самого начала. В итоге мир оказался намного сложнее и запутаннее, чем нам представлялось при чтении нетленки Мура.

        И чтобы спасти этот самый мир, нужно совершить невозможное – достучаться до сердца существа, которое с безразличием следит за рождением и гибелью новых миров. Да, это попытка ухватиться за соломинку, но времени на что-то более реальное уже не осталось. Причём как у умирающего мира, так и у Озимандии. Кажется, это действительно последний шанс исправить ошибку и искупить грехи, которыми была наполнена его жизнь.

        Мы попадаем на крючок Джонса, который умело жонглирует ожиданиями. Перед читателями вырисовывается типичная история о попаданцах. Разница культурных кодов «альтернативной реальности» и Готэма слишком очевидна. Более того, авторы сознательно стараются её подчеркнуть. Озимандия и Роршах с удивлением осматривают новый для них мир, ощущая себя здесь чужаками. Над планом Вейдта не потешается разве что ленивый, и это при всех тех жутких жертвах, что пришлось принести ради воплощения задуманного в жизнь. Роршах попадает в примитивную ловушку Бэтмена.

        Но несмотря на все различия во взглядах и целях, герои смогут найти общий язык и спасут мир. По крайней мере, так обычно происходит в подобных сюжетах. Вот только в середине истории Джонс делает поворот на сто восемьдесят градусов и неожиданно заявляет, что его комикс не о спасении вселенной, а о противостоянии Супермена и Доктора Манхэттена. И это противостояние должно привести по меньшей мере к уничтожению очередной вселенной, а может и не одной.

        Вообще идея свести двойников из разных вселенных друг с другом весьма интересна по своей сути. Хотя бы из тех соображений, что персонажи «Хранителей» возникли не на пустом месте, а представляли собой синтез популярных героев. Если кто-то забыл, с оглядкой на какие типажи создавались Ночная Сова, Доктор Манхэттен или Озимандия, вперёд к абсолюту от «Азбуки»! Там есть подробный разбор в дополнительных материалах. Правда, Джонс несколько доработал характеры этих самых двойников, и теперь они стали немного ближе друг к другу.

        Новый Роршах, подобно Брюсу Уэйну, теряет своих родителей, а маска с плавающими чернильными пятнами помогает хотя бы на время забыть пережитое безумие. Лекс Лютор, как и Озимандия, пытается построить сложную схему и заставить весь мир играть по его правилам. Марионетка и Мим (новые персонажи из мира «Хранителей») очень быстро находят общий язык с королём преступного мира Готэма. И, конечно, у них за плечами пронзительная история превращения в злодеев, которая в любом случае не сможет затмить совершённых преступлений.

        Что характерно, эти самые «двойники» достаточно быстро находят друг друга, выбрасывая оппонента за границы сюжетной линии. В результате создаётся впечатление, будто бы Джонс разыгрывает перед нами шахматную партию. Собственно, об этом на протяжении всего комикса будут навязчиво напоминать кадрами из нуарной ленты «Отсрочка», которая пришла на смену «Истории Чёрной Шхуны» (помните комикс, который читал паренёк у Мура?).

        Но вместо вдумчивого противостояния двух гроссмейстеров мы получили блиц, в котором фигуры практически мгновенно уходят с поля, уступив место королям. Именно от их ходов будет зависеть будущее всех миров. Остальные герои – не более чем разогрев, призванный вовлечь читателя в основное противостояние и слегка отсрочить финальный поединок. И они отлично выполняют возложенную на них функцию. Но стоила ли игра свеч?

        Тут мы подходим к, пожалуй, наиболее слабой составляющей «Часов Судного дня». Желая отдать дань оригиналу, Джонс тащит в свою историю слишком много героев. И если «воскрешение» Роршаха на первых порах ещё можно понять (всё же маска с чернильными пятнами стала одной из визитных карточек мини-серии), то появление на страницах внезапно ожившего Комедианта вызывает определённые вопросы. Действительно ли был так необходим этот персонаж?

        Ведь он с порога заявляет, что его основная цель – уничтожение экзотической кошки Озимандии. И выполнив свою функцию, он уходит в тень. Ах, да, ещё же нужно было как-то объяснить наличие жёлтого значка в бэт-пещере. Подобными одноразовыми функциями можно охарактеризовать практически каждое действующее лицо этого комикса, за исключением Супермена и Манхэттена. И это при условии, что под биографию Роршаха выделяется отдельный номер. Точно так же отдельный номер отдаётся под историю Мима и Марионетки.

        Учитывая, что весь хронометраж серии составляет 12 выпусков, подобное решение кажется неоправданным расточительством. Конечно, у Мура тоже героев было с избытком, но в том-то вся и штука, что «Хранители» были историей о супергероях. О том, насколько неприглядной может оказаться изнанка их ремесла. О психических проблемах и трудных моральных решениях, об искалеченных судьбах и разбитых мечтах. О силе и ответственности, в конце концов. У Мура был важен каждый герой, потому что он являлся кусочком единой большой мозаики. А вот герои Джонса просто существуют. Да, порой они пытаются плыть против течения, но это всего лишь отсрочка очередного Апокалипсиса. И в этом варианте, в отличие от первоисточника, они готовы к компромиссам.

        Не пытаясь переиграть Мура в психологизме, Джонс преподносит нам теорию мироустройства вселенных DC. И сердцем этого мироустройства становится Супермен. Не сказать, что эта идея была слишком нова (у того же Снайдера в «Последнем рыцаре на земле» фоном звучат схожие мотивы), но именно Джонс довёл её до логического финала.

        Переписывая в очередной раз пространство и время, Манхэттен приходит к выводу, что именно Супермен становится нулевым километром, с которого начинается вселенная. Убери его, и мир погрузится во тьму. Потому именно Супермен становится символом надежды, дающей человечеству силу выжить перед лицом неминуемой гибели. Пришелец, в котором человеческого оказалось намного больше, чем в бывшем человеке с приобретённой божественной силой.

        Чтобы понять, подойдёт ли вам комикс Джонса, достаточно ответить на простой вопрос: «А что же лично для вас значат «Хранители»?» Понятно, что «Часы судного дня» никогда не встанут в один ряд с оригиналом, который регулярной возглавляет списки вроде «единственный комикс, который нужно прочитать в своей жизни». Им этого и не нужно. Чтобы занять уютное место в истории, достаточно просто навести порядок в отдельно взятой вселенной. И Джонс с этой задачей великолепно справляется. Его комикс держит читателя в напряжении до последней страницы, периодически удивляя не самыми предсказуемыми поворотами. Он показывает, что было, что будет, чем сердце успокоится. Да, местами «Часы» конъюнктурны, но это попытка повысить градус значимости происходящих событий. Всё-таки мы с вами существуем не в вакууме, а потому приходится учитывать политический расклад. Стоило ли ради этого ворошить классику? Пожалуй, да. Доктор Манхэттен слишком долго сидел богом в машине, выжидая подходящего часа. И вот теперь этот час пробил.






        Константин Большаков, ComicsBoom!
        Специально для магазина 1С Интерес.