Loading

Гоголь. В поисках второго тома. Лекция по литературе (цифровая версия)

129 руб Сейчас нет в продаже

Наличие товара: В наличии

В корзину
Гоголь. В поисках второго тома. Лекция по литературе

Добавлен в корзину

Корзина Закрыть
Добавить в избранное
Автор
Быков Дмитрий
Выход
27.01.2015
Язык (-и)
Русский
Исполнители
Быков Дмитрий
Артикул
online002728
 
Больше Меньше

Вас также может заинтересовать:

Описание:

Представляем вашему вниманию лекцию Дмитрия Быкова «Гоголь. В поисках второго тома».

О Николае Гоголе – самом мистическом писателе, гениальном создателе энциклопедии украинской жизни и страшной сказки о России, его роковой догадке, повлекшей за собой душевную болезнь, безумный поступок и странную смерть, которая до сих пор окружена легендами. «Гоголь сделал гениальный художественный жест, уничтожив свою главную книгу о России. Ибо адекватной книгой о Великом Ничто может быть только несуществующая книга, сожженный второй том».

Гоголь раздражал современников по двум причинам: во-первых потому, что искренне считал себя гением, много говорил и писал о своем величии. Во-вторых, потому, что он таки действительно был гением.

Благополучно выдумав Украину, Гоголь попытался выдумать Петербург и преуспел. В «Петербургских повестях» он создал все мифы, на которых с тех пор стоит петербургская проза.

Гоголь придумал, что Петербург сходит с ума, и с тех пор в Петербурге модно сходить с ума.

В основании каждой нации лежит две великих поэмы: поэма о войне и поэма о странствии. Греческий пример – это конечно «Илиада» и «Одиссея».

Фабула «Мертвых душ» детально повторяет «Одиссею». Точно, аккуратно, с обязательным пародированием. И ключевым эпизодом воскрешения мертвых. Но с одной ключевой разницей.

Романы, построенные по принципу Одиссеи, обречены оставаться незаконченными в силу одной роковой причины: возвращается не тот, что ушел.

Второй том «Мертвых душ» - это титаническая попытка одного автора написать о русской жизни все, что написали потом Толстой, Тургенев и Достоевский. Но нельзя описать реальность, которой еще нет.

Великая книга остается недописанной потому, что ее продолжения еще нет в жизни.